был настолько взбешен

admin Рубрика: История
Комментарии к записи был настолько взбешен отключены

Но я был настолько взбешен, что, не задумываясь, повторил свои слова. «Фараоны» так и замерли с разинутыми ртами, а я вслед за отцом, не торопясь, вышел из участка.

Утром 1 января, когда дома все еще спали, мне принесли распоряжение начальника вильяндиской полиции явиться к девяти часам в участок.

Я уже собрался идти, когда отец сунул мне в карман шинели браунинг и сказал:

— Знаешь, у нас в городе полиция имеет дурную привычку бить кого хочет. Ты уж себя бить-то не давай! Если дело совсем плохо обернется, пальни разок-другой и удирай. Только после этого домой больше не показывайся. Попробуй выбраться из города и скрыться.

— Вот это мужской разговор! — подтвердил и брат Биллем. — Так ты, Артур, и делай. Может тебе и не придется долго в бегах быть: все равно в один прекрасный день придет конец произволу «фараонов».

Точно в девять часов я, соблюдая все правила воинской субординации, предстал перед начальником полиции, носящим чин подполковника.

— Хм! — промычал начальник, внимательно разглядывая меня. — Сам унтер-офицер, такой бравый… и обещал моим полицейским надавать по зубам?

— Так точно, ваше высокоблагородие! — рявкнул я, выпятив грудь.

— А за что же? — спросил подполковник.

— За то, что они безо всякой на то причины обещали меня, защитника царя и отечества, арестовать.

— Хм! — снова промычал начальник полиции. Потом он дважды прошелся по комнате, по-видимому, обдумывая, что делать дальше. Неожиданно он остановился, посмотрел на меня еще пристальнее, поднял палец вверх и самым серьезным тоном проговорил:

— В соответствии с приказом верховного главнокомандующего, его императорского величества нашего государя, армия и полиция обязаны рука об руку бороться с внутренними и внешними врагами. А вы грозитесь избить полицейских! Да еще в присутствии гражданского населения, тем самым подстрекая его к бунту! Эти действия есть прямое нарушение государева приказа. Куда это годится?

Я ответил, что полицейские первыми стали угрожать мне, а из гражданского населения там присутствовал только мой отец.

Начальник полиции снова стал ходить по комнате. Я стоял, выпрямившись и не шевелясь, как будто находился в почетном карауле у самого царя. Не переставая наблюдать за поведением начальника полиции, я все время помнил и о лежавшем в кармане револьвере.

« »

Comments are closed.