Это болтовня

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Это болтовня отключены

Это болтовня, недостойная серьезного политического деятеля. Вопрос идет о земле и мире, о той вековой земле, которая находится в руках казаков. И ясно, что когда серьезно идет вопрос о земле, то мира нет… Та сторона, борясь с народной властью, прикрывала ее борьбой с Пашковским и Фигатнером. Чем Пашковский хуже остальных комиссаров? Но он комиссар земледелия, и каждый кусок земли, данный им ингушу или чеченцу, есть обвинение против него.

Мира от Бичерахова вы не получите,— продолжал Г. К-Орджоникидзе, — ибо мир для Бичерахова — могила! К великому сожалению, трудовое казачество идет за Бичераховым. Но если мы решительно боролись за мир, то так же решительно будем бороться и за революцию. Отставка Совета Народных Комиссаров не может быть принята. Не время сейчас уходить! Сейчас можно умереть на своем посту, но уходить нельзя. Все наши силы, все наши средства мы должны сложить к их ногам. И я думаю, граждане, что в этом зале не найдется ни одного, кто, учитывая всю обстановку в Терской области, не станет рядом с Советом Народных Комиссаров. Довольно болтовни, к оружию, к действию, на борьбу с контрреволюцией!

Бурными аплодисментами съезд выражает согласие с призывом Чрезвычайного комиссара — оружием подавить контрреволюционный мятеж казачества.

Речь Г. К. Орджоникидзе и то единодушие, с которым она была встречена съездом, произвели сильнейшее впечатление на правые фракции. Что могли сказать правые эсеры, меньшевики, казаки в ответ на заявление Ю. Г. Пашковского об отставке Совнаркома?

Меньшевик Берман-Кожаный заявил, что для рабоче-крестьянской демократической фракции заявление Совнаркома является полной неожиданностью. «Если Совнаркому необходимы чрезвычайные полномочия, — закончил он, — то мы их дадим: я заявляю, что бичераховщина есть контрреволюционное явление и в борьбе с нею мы окажем Совнаркому поддержку».

Шумными аплодисментами приветствовал это заявление съезд, для большинства делегатов оно было столь же неожиданным, как и заявление Совнаркома об отставке.

Мы ушли в отставку не потому, что нам нужны чрезвычайные полномочия, и не потому, что нам хочется войны,—тотчас ответил Ю. Г. Пашковский. — Я заявляю, что мы складываем полномочия в целях мира, устраняются теперь препятствия к миру и перед вами.

« »

Comments are closed.