Конечно, ни Ледницкий

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Конечно, ни Ледницкий отключены

Конечно, ни Ледницкий, ни Милюков, обещавший ему особое представительство Польши, не могли предполагать, что единственной союзной страной, которая не будет представлена в Версале, окажется Россия. Этот разговор Ледницкого с Милюковым, свидетелем которого я явился, так как в этот момент Нольде представлял меня Ледницкому, сразу открывал вожделения поляков и их неувернность в своем положении. Меня особенно поразили слова Ледницкого о том, что «особая» польская делегация на мирном конгрессе может быть «в составе» русской. Согласие на это Милюкова, находившего просьбу Ледницкого «естественной» и сказавшего ему, что он этот вопрос не преминет поднять во Временном правительстве, произвело на Ледницкого наилучшее впечатление, и как только вошел князь Львов, Ледницкий попросил нас в соседний зал, где и состоялось заседание.

Первым говорил Ледницкий, сначала по-русски, потом по-польски. Между прочим, эта была единственная польская речь, все остальные, даже с польской стороны, говорили по-русски. Ледницкий, по-видимому, хотел на первом же заседании подчеркнуть равноправие языков польского и русского, имевшееся в самом уставе комиссии, но, как оказалось, на практике совсем не соблюдавшееся, так как все поляки отлично говорили по-русски, а русские не знали польского. В своей речи Ледницкий не столько говорил о задачах комиссии, сколько о значении Февральской революции, давшей возможность установить «братские отношения» между русским и польским народами, проникнутые духом «славянской солидарности» перед лицом «общего врага», борьба с которым далеко не закончена. Говоря о «независимости» Польши, Ледницкий тут же в самой недвусмысленной форме сказал, что «внешний оборонительный союз» России и Польши есть единственное условие международного существования Польши.

« »

Comments are closed.