миновали первые дни февральского переворота

admin Рубрика: История
Комментарии к записи миновали первые дни февральского переворота отключены

Как только миновали первые дни февральского переворота, за крайне немногочисленными исключениями, никого лично из ведомства не затронувшими (укажу только на Чельцова, зятя Протопопова, чиновника II Департамента, о котором я упоминал в моих предшествующих записках и который в дни переворота ввиду разгрома протопоповской квартиры вынужден был скрываться и в течение недели не мог переменить крахмальной рубашки, и Ивана Ивановича Лодыженского, нашего чиновника, родного брата и тезку управляющего делами Совета министров царского правительства, тоже Ивана Ивановича Лодыженского; у этого ни в чем не повинного и во всех отношениях безвредного для революции лица в течение одних суток было 23 обыска, и ему приходилось каждый раз объяснять обыскивавшим, в чем их ошибка), все как будто пришло в норму.

Милюков по форме стал управлять министерством на прежних началах, но именно по форме. То обстоятельство, что он не вступил путем «обхода» министерства в соприкосновение со всем персоналом ведомства, делало из него для большинства служащих сугубо замкнутую фигуру. Мне, однако, по должности начальника Международно-правового отдела и юрисконсульта министерства приходилось видеть Милюкова в кругу его ближайших сотрудников, и должен сказать, что, может быть, благодаря спокойствию Милюкова и его выдержке, эти отношения были неплохи. „

Правда, были и исключения: так, например, Милюков невзлюбил А. А. Доливо-Добровольского, управляющего административной частью Правового департамента (он был вице-даректором этого департамента), и даже сделал попытку его отстранить, но Нольде настоял на его оставлении в должности. В связи с вопросом о возвращении в Россию «эмигрантов», в том числе Ленина со спутниками, я дам более подробную характеристику Доливо-Добровольскому, который был тем служащим министерства, кто этим заведовал. Здесь же, говоря об общеминистерском положении.

« »

Comments are closed.