Мы совершенно

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Мы совершенно отключены

Мы совершенно с ним соглашались, тем более что большинство его предложений вызывало сочувствие. Вопрос шел только о том, в какую форму эти предполагаемые реформы облечь: надо ли самочинными нашими выступлениями подрывать авторитет ведомства и его министра, министра Временного правительства, признанного к тому времени всем цивилизованным миром, или же найти какую-то более эластичную форму. Особенно горячо возражал Некрасову Петряев, несомненно, опасавшийся «чиновничьей революции» и слишком близко стоявший к министру, чтобы поощрять какую бы то ни было фронду.

Наконец, по предложению Урусова решено было войти с начальством в переговоры об устройстве особой комиссии, правда, с совещательным голосом, но на паритетных началах, из представителей как ведомства, так и исполкома для «реорганизации министерства».

Действительно, Нератов с разрешения Милюкова образовал такую комиссию под названием «Комиссия по пересмотру условий прохождения службы в МИД». Председателем этой комиссии был назначен по выбору начальства И. Я. Коростовец, который после неудачного выдвижения его кандидатуры в послы в Вашингтоне одно время думал поехать посланником в Мексику, но потом сам отказался и находился, таким образом, не у дел. Половина мест (три) принадлежала начальству, от коего был назначен директор I Департамента (общих дел), ведавший его личным составом, В. Б. Лопухин, и три места принадлежали исполкому. Эта комиссия была первой «синдикалистской» брешью министерства. Правда, она так и не успела закончить своих трудов до большевистского переворота, и ее предположения остались в досье министерства, но, во-первых, о ней очень много говорили в министерстве и она пользовалась большим вниманием служащих, а во-вторых, ее предложения, подлежавшие утверждению министром, авансом, так сказать, были введены в практику фактическими действиями.

« »

Comments are closed.