Надо к тому же сказать

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Надо к тому же сказать отключены

Надо к тому же сказать, что служащие министерства, несмотря на все их наличные или предполагаемые дипломатические добродетели, были тысячами уз связаны со всем тем, что совершалось в России, и все свои сомнения и тревоги о человечестве не могли скрывать. Общество с его исполкомом и общими собраниями было тем естественным каналом, куда эти тревоги и волнения направлялись.

С другой стороны, прежняя иерархическая лестница потеряла свое реальное значение, так как самые близкие к министру чины не менее других были проникнуты тревогой и за себя лично, и за совершающееся в стране. Министр, поставленный революцией, не всегда, как это сказалось в деле Извольского и Сазонова, мог поручиться за свои слова. При этих условиях между руководящей и исполнительной частью министерства была только разница функций, но не положения. Поэтому начиная с Нератова (Милюков в качестве «демократического» министра находил самодеятельность чиновников вполне естественной) весь наш генералитет относился очень сочувственно к деятельности Общества и его исполкома и иногда даже прямо в ней участвовал.

Один только Нольде к этому «синдикализму чиновников» относился крайне насмешливо и не без внутренней досады. Он раза два спрашивал меня, неужели я недоволен министерством, что принимаю такое активное участие в этом исполкоме, и не желаю ли я повышения в виде какого-либо заграничного назначения. Я его заверял, ссылаясь на всю свою предшествующую деятельность, что ничего лично для себя не ищу и если, несмотря на все милости начальства, принимаю участие в исполкоме, то лишь для того, чтобы поддержать стабилизацию МИД. Думаю, что недовольство Нольде, не выразившееся, правда, ни в каком неблагоприятном реальном воздействии на Общество, объяснялось тем, что учреждением исполкома поглощалась часть внимания ведомства, именно та часть, которая должна была поглощаться нашим ведомственным генералитетом.

« »

Comments are closed.