Оставалось только две стороны

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Оставалось только две стороны отключены

Оставалось только две стороны дела: первое — не отдавать литовцев Польше, а второе — тактически не отвратить от себя неосторожным жестом литовцев, чье русофильство нам действительно было выгодно всячески поддерживать. Что до первого, то литовцы были достаточно ограждены в отношении Польши актом Временного правительства 15 марта, по которому граница между Россией и Польшей определялась «этнографическим принципом», а касательно выбора тактичной формы, способной не оттолкнуть литовцев и сохранить русофильские чувства, я считал, что Ичасу могло бы быть дано обещание подготовить решение в.

Учредительном собрании сообща с литовскими представителями, дабы максимально удовлетворить их пожелания, не обещая, однако, им международной независимости, поскольку в литовском вопросе только Учредительное собрание компетентно дать окончательное решение. Издание же особой декларации я считал прямо вредным для русских интересов, тем более что международные соображения к этому не толкали и нельзя было издавать декларацию по одному лишь литовскому вопросу почти накануне созыва Учредительного собрания.

Все вышеизложенное было мной занесено на бумагу и в особой записке представлено Терещенко, который не ожидал такого отсрочивающего решения. Мне, однако, оказалось нетрудно убедить Терещенко, что, поступая иначе, мы грозим разворошить весь национальный муравейник России и вызвать справедливое недовольство остальных национальностей, в особенности прибалтийских. Учреждение особой литовско-русской комиссии я считал действительно желательным, но опять-таки, дабы не осложнять и без того достаточно остро стоявшие русско-польские отношения, я думал приурочить образование этой комиссии к началу деятельности Учредительного собрания, которое, как полагали тогда, было не за горами. Кроме того, я просил Терещенко разрешить мне.

« »

Comments are closed.