После этого уже выступали

admin Рубрика: История
Комментарии к записи После этого уже выступали отключены

После этого уже выступали поляки — Шебеко, Грабский, князь Святополк-Четвертинский. Тон их речей был самый сердечный, и видно было, что обе стороны не только стремились избежать неуместных напоминаний о недавнем русско-польском прошлом, но и действительно самым искренним образом стремились установить поистине «новое» в таком больном вопросе. Чувствовалась в этой торжественной обстановке и любовь поляков к внешнему блеску, так что Нольде, бывший одним из авторов воззвания 15 марта, так же как и воззвания Николая Николаевича в 1914 г., выходя из Зимнего дворца, сказал мне, что не надо было полякам никакой независимости давать, а достаточно было дать им «уланский польский полк» и прочие военные и штатские национальные мундиры.

Конечно, на русских показная сторона дела действовала скорее отрицательно, чем благоприятно, но суть была не в этом. Суть заключалась в том, что это был первый крупный международный акт Февральской революции и заграница могла почувствовать на примере польского вопроса, что, идеологически по крайней мере, между новой Россией и Западом устанавливается «единый фронт». С другой стороны, безоговорочное решение польского вопроса Россией открывало новые пути для всего «славянского вопроса», что было отлично понято как самими западными славянами, так и их врагами — Австро-Венгрией и Германией. Желание их «удушить» Февральскую революцию после вышеотмеченных решений Временного правительства по чешскому и польскому вопросам становилось вполне понятным.

Прежде чем перейти к изложению дальнейшего хода событий, я не могу здесь не остановиться на некоторых особенностях внутриминистерских отношений в нашем ведомстве, сложившихся после Февральской революции.

« »

Comments are closed.