Татищев

admin Рубрика: История
Комментарии к записи Татищев отключены

Татищев, придя ко мне, просил меня составить короткую докладную записку для Милюкова о том, как по международному праву и нашим дипломатическим прецедентам следует извещать иностранные государства о Февральской революции, особенно подчеркивая то обстоятельство, что речь идет о «перемене формы правления». Собрав в тот же день все нужные сведения, я пришел к Татищеву, и вместе с ним мы отправились к Нольде, где с манифестом Михаила Александровича в руках стали обсуждать, о чем, собственно, нужно извещать иностранцев.

Основываясь на буквальном смысле этого манифеста, я считал необходимым извещать лишь о возникновении Временного правительства и о преемственном переходе к нему всех прежних прав и обязанностей, международно-правового актива и пассива прежнего российского императорского правительства, упоминая только о том, что вопрос о будущей форме правления будет решен Учредительным собранием, говорить же о «совершившейся перемене формы правления» мне казалось преждевременным, так как теоретически на основании рассматриваемого манифеста Учредительное собрание могло высказаться за монархию и тогда в России никакой «перемены формы правления» не последовало бы.

Нольде стоял на диаметрально противоположной точке зрения. Он считал, что суть сообщений как раз и заключалась в том, что «перемена формы правления» уже произошла — раньше было царское правительство, теперь Временное, «и кто его знает, сколько оно будет существовать, а Учредительное собрание, может быть, и совсем не соберется». Эти загадочные слова, толковавшие манифест Михаила Александровича в смысле окончательного падения монархии и произнесенные лицом, стоявшим к правительству ближе нас двоих — Татищева и меня, вызвали ядовитое замечание Татищева о «временнодержавии, и так как все мы были настроены одинаково сочувственно к Временному правительству, то рассмеялись, и Нольде прибавил, что, мол, «это и будет самый лучший исход».

« »

Comments are closed.